Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Lomonosov

любимые поэты

НА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ

Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада —
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатерТью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьёмся. А что до слезы из глаза,
Нет на неё указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придёт и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.

Стихотворение, прочитанное 28 февраля 1994 года на вечере в Квинси-Колледже (США) и опубликованное в 1996 году в газете "Вечерний Киев", вызвало на Украине бурю негодования. По этическим, вероятно, соображениям, оно не было включено в собрание "Сочинений Иосифа Бродского" (СПб., 2001) и в настоящее время доступно только в интернет-версии.
Lomonosov

Хазар, банзай

Оригинал взят у shkrobius в Хазар, банзай
...Готовить такое блюдо очень просто, до безобразия просто! Вот, что нам понадобится для приготовления (широким жестом обводит три стола). Посмотрите в середину. Знаете, что это такое? Да вы это тысячу раз видели на рынках, только мимо проходили! Это мутальба. Выбирайте спелую, и сразу вынимайте середину. Ошпарить кипятком, добавить красный бульон и тушить, посыпав зурной. Теперь смешать курдючное сало с рыбим жиром и карамелизировать на нем лук, чеснок и морковь. Добавить перца. Пропустить три соленых огурца через мясорубку и добавить белка от четырех яиц черных кур. Перемешать и добавить три желтка. Четвертый кинуть в банзай. Перемешать, посолить и поперчить. Теперь добавить. Не спрашивайте сколько и чего! Слишком кисло - добавьте кукурмы, слишком густо - добавьте подсолнечного масла. Должно получиться очень вкусно - вот главная задача. А кто из нас повар? Вы! Я - всего лишь советчик. Добиться вкуса - ваша непосредственная задача! Теперь растапливайте хазар. Сначала положить еловых шишек: вот так. Равномерно дуть воздух сапогом, сложенным гармошкой, плотно прихватив раструб портянкой, вот так: за каблук, вверх-вниз. Выложить мутальбу в хазар и обжарить. Поменять офицерский сапог на кирзовый. Убрать масло, добавить басманного риса. Поставить хазар на бaнзай. Теперь режем голяшки. Смотрите, какие хорошие. Но в Фергане, у саманного учага на незатейливом дастархане, лучше. Накрыть блюдом. Ай, хорошее блюдо, дорогое. Теперь придавить сверху офицерским сапогом и оставить на два часа. Выложить мутальбу из хазара, дошкварить на банзае и украсить болгарскими перцами и петрушкой. Подается в качестве горячей закуски либо небольшого обеда. Того количества, что изображено на фотографиях, достаточно на 4-5 амбалов. Пройдёт зима, наступит лето. Все поедут на дачу и будут вспоминать добрыми словами это ваше блюдо. Что делать? Что делать? Не будьте как маленькие! Разводите котёл барбекью, раздвиньте уголь к краям, а в центр поставьте хазар. Прикройте вентиляционные отверстия чуть меньше, чем полностью и пусть стоит! Волейбол, речка, пиво и нарды. Вечером откройте, а там уже теплый хазар с мутальбой. Пятнадцать минут - и всё готово!

Приятного аппетита!
Lomonosov

Теперь понятно, отчего в три горла и все им мало

Оригинал взят у rdp4v в Теперь понятно, отчего в три горла и все им мало
"Жиго баранье жареное, пилаф из баранины, осетрина соус пикан, студень из стерляди": в руках дедушки "Раскладки (нормы) расходования продуктов и размеры отходов и выходов при приготовлении блюд в предприятиях общественного питания (столовых и буфетах) ЦТПО НКВД СССР". М., 1937.
Меню кровавых чекистов в год наибольших их зверств. 196 страниц увлекательного чтения. Незаменимое пособие для авторов сериалов из жизни боевого отряда партии.
Кажется, дедушка одного любителя осетров состоял в поварах НКВД?

Из того же сборника раскладок для НКВДшных столовых и буфетов 1937 года.
Суп раковый, суп-пюре из раков (биск), севрюга (белуга, стерлядь или осетрина) миньер, севрюга (белуга, стерлядь или осетрина) америкен ( с белыми грибами, раковыми шейками и соусом америкен), рыба брош с картофелем англез, судак кольбер, судак в белом вине, судак орли, котлеты марешаль из судака. Почки португез, почки телячьи миньер, жюльен сборный в сметане, ветчина вареная с горошком соус мадера, почки беарнез с картофелем пай, ну и конечно же эскалоп африкен (№ 42, стр. 136).
Lomonosov

Русские кОты не сдаются )!

                                                                                              Рапортуем Ильичу,
                                                                                              нам и десять по плечу (с)!
                                                                                                  
Супруга грит что курятина подорожала за лето со ста рублев до ста пятидесяти за кило.
А любимая кОтом норвежская рЫпка Семга с 300 до 700.

Будим теперь в посты питаться Осетриной - которая по всего то по 400 )!

ПыСЫ:
Плюс шесть мешков яблок с участка от любимой тёти из Лесного Городка )))
- чо с ними делать то ???
Lomonosov

сало масло западло

Оригинал взят у khmelev в сало масло западло
любой человек, столкнувшийся с советской пенитенциарной системой, в числе первых впечатлений получал рифмованное и передававшееся из уст в уста - плоскость существования была негутенберговая - дацзыбао, касающееся пищевых преференций. Оно не носило императивного характера - скорее рекомендательный, задавая недосягаемую нравственную норму - но определяло безусловно духовный характер приоритетов. Так, например, нельзя есть борщ (вариант -щи) в силу того, что он(они) были красного цвета - все красное западло. Из-за этого же нельзя встречаться на свидании с мамкой, если она придет в красной косынке. Нельзя есть картошку, поскольку ее убирает комбайн. А комбайн на арго это педераст, используемый с разных сторон. Дальше уже вприсядку: колбаса на х.. похожа, сигареты Прима тоже,курицу петух ..., рыбы воду ... ит.д. И даже малазийский боинг вписывается в эти схемы - нельзя есть когда летит самолет, потому что жопа выше головы. Понятно почему наше правительство подсознательно сочувствует персонажам с погонялами "бес" и "моторолла". Непоправимо, когда такого рода проблематика входит в государственные акты.
Lomonosov

Возьмить соби дивчину...

Оригинал взят у kalakazo в Возьмить соби дивчину...
Отлынивающий от всеукраинской демобилизации
на турецком олд-клюссифе
львивско-киевской мажор,
и он же нынче - уклонисто-откосист,
уж больно смахивает на литературного
бравого солодатуса Швейка.
К своему тридцатнику
уже с щирой проплешиной
на бедовой головушке,
с выпростанным гарбузно
пивным животиком
и таким же на сале зачатом гузном,
в турецких труселях на резинке,
то бищь безразмерных шортиках,
хохландский дезертирус
на кемерском подиуме
смотрится весьма мужественно,
но миролюбно: "Возьмить соби дивчину, виддайте пирогы!"
Увы и ах, постперекроечный защитник родины
менее всего мечтает сгнить в окопах,
а лютый постмодерн на дворе никто не отменял:
умирать за Идею
из сегодняшних украинских хлопчиков,
ежели и может,
то токмо един на тысячу: "Возьмить соби дивчину, виддайте пирогы!"
Lomonosov

Дивное об о. Павле Груздеве )

http://triponaciy.livejournal.com/23616.html?thread=258880#t258880

Вот, матушка, например, одна, привыкшая на всех трапезах торжественно восседать по правую руку от батюшек, расстраивалась до слез. В те времена на московских приходах, после службы всегда кормили батюшек, матушек, старост, а простых мирян никто сажать за стол и не думал. А о.Павел наоборот, после службы сначала всех своих бабок усаживал за стол, ну и попов, кто приехал в гости, а матушке места не хватило. Она даже в домик не поместилась - стояла на улице и, уязвленная, пускала слезу. Матушка же была довольно полная. Вдруг, слышим, о.Павел кричит: "Пропустите же за стол толстожопую, толстожопую за стол пустите! Забыли толстожопую во главу стола посадить!"
Lomonosov

B горячей духоте вагона / Я отдавался целиком / Порыву слабости врожденной / И всосанному с молоком

Оригинал взят у aurora_cruiser в B горячей духоте вагона / Я отдавался целиком / Порыву слабости врожденной / И всосанному с молоком


Анжела Джерих родилась и выросла в городе Донецке (привет, W!)) и интерес и спобности к рисованию проявляла с раннего детства. В возрасте 27 лет она уезжает в Москву, где и начинается ее творческая деятельность. Столица Анжелу приняла, и сейчас ёе работы находятся в частных коллекциях далеко за пределами ее родной Украины, в частности в Японии, США и Европе.

Мужские фантазии

Collapse )


Lomonosov

Любимые стихи

Бабье лето
Лист смородины груб и матерчат.
В доме хохот и стекла звенят,
В нем шинкуют, и квасят, и перчат,
И гвоздики кладут в маринад.
Лес забрасывает, как насмешник,
Этот шум на обрывистый склон,
Где сгоревший на солнце орешник
Словно жаром костра опален.
Здесь дорога спускается в балку,
Здесь и высохших старых коряг,
И лоскутницы осени жалко,
Всё сметающей в этот овраг.
И того, что вселенная проще,
Чем иной полагает хитрец,
Что как в воду опущена роща,
Что приходит всему свой конец.
Что глазами бессмысленно хлопать,
Когда всё пред тобой сожжено
И осенняя белая копоть
Паутиною тянет в окно.
Ход из сада в заборе проломан
И теряется в березняке.
В доме смех и хозяйственный гомон,
Тот же гомон и смех вдалеке.